12 марта 2014 г.

Наши новости

Последние несколько недель вспоминаются как в бреду, многое казавшееся невозможным, идет сплошной полосой, только успеваешь выдыхать и не сбиваться с ритма. Политические моменты я записываю сюда же, но тут их обсуждать не буду, ибо это страшно и раздорно, а этот журнал создавался для доброго и светлого, что будет приятно перечитать в очках на седых кудрях.

Я переболела ангиной, которую обнаружили не сразу (тут есть и моя вина, я дотянула до выходных, думая, что это просто такое ОРВИ), а после диагноза прописали неподходящий антибиотик, поэтому присоединился двусторонний отит. С одной стороны было удобно - если лечь на одну сторону, можно было "умирать" в полной тишине и безмятежности, слух у меня тоже на неделю почти выключали. Но в целом болезнь оказалась нешуточной, муж не зря стал моей мамой, папой и сиделкой, бегая проверять, дышу ли я во сне, так мощно я еще никогда не болела. До сих пор разгребаю то ли осложнения после ангины, то ли я просто настолько ослабла от стрессов. Вот даже обзавелась на днях своим самым интимным снимком.




Остеохондроза у меня нет, осталось проверить сердце и списать боли в груди на пятидневное ношение на себе 16 кг. Потому что следом за мной слег Захар, тоже сначала с ОРВИ, благо все мои меры по изоляции женщины-заразы помогли и стрептококки не передались семье, хотя было очень сложно слышать, как твое дитя скребется под дверью в самую дальнюю комнату и просит "ну можно я хотя бы подержу тебя за ножки". После насморка и кашля мы увидели у сына неопознанную сыпь и ночью помчались в санпропускник инфекционного отделения - ветрянка, сер! Я рада, что она прецепилась в таком возрасте, но по итогам скажу - прививка нужна, нам ее просто было некуда впихнуть, два месяца без болячек в саду были, но мне все время казалось, что ребенок не достаточно крепок для вакцинаций.

Захарилла уже не является ходячим вирусным оружием массового поражения, гулять мы можем, но я не спешу его выводить в свет, поэтому самая сложная проблема ветрянки для нас - изоляция. Ему невыносимо отсутствие мира, а мне его бесконечные почему, их лавина только растет:
 - Почему я хочу чай?
 - Почему ты купила мне подарок?
 - Почему у тебя такая большая грудь?
Когда папа был главным и единственным родителем и сломался на серии из 10 почему подряд, ребенок грустно попросил - "Ну объясни же мне что-то, что-нибудь объясни!".

Ребенок настолько удручен своим заточением (и это у нас свой двор, в котором мы все это время рисовали мелом, катались на велике и стригли газон после зимы), что любые мои инициативы воспринимает со звуком сдувающегося шарика:

- Захар, идем играть, а то скоро пойдем спать.
- Играть? Ну надо, так надо!


Бонусом в сыне проснулась какая-то невероятная нежность, как мне кажется, уже граничащая с ревностью и соперничеством с папой. Перед сном он мне выдал невероятное, мелодраматическое (Андрулик меня так приторно не называет никогда):

 - Солнышко мое, ложись, ложись со мной. Милая моя, спи. Спи моя дорогая девочка!
 


Самое обидное в недугах то, что нарушаются привычные семейные мелочи и даже будучи вроде бы рядом, невероятно скучаешь. Болела я, кажется,  вторые сутки, лежала тряпочкой, бедный муж взял все на себя, тосковал и уставал. Стоит изучает стопочку моих лекарств и шепчет себе под нос:
- Ан-ги-но-ваг. Это какая-то анаграмма. Если переставить слоги, точно получится вагина.
- Дорогой, я знаю, как ты истосковался, потерпи еще немного.



Когда снова возвращаются наши шуточки и пощипывания, кажется и паспортный возраст назад отматывается и анализы больше сдавать не надо, раз столько силищи выхода требует.
После купания воюю с Захаром, пытаясь его одеть. Слышу в комнате у Андрея играет многообещающая музыка "I am to sexy for my love" и раздваиваюсь: так, надевай трусы! В сторону Коханого - а ты готовься под эту музыку снимать!




Дети болеют все же в разы легче, а ты, кажется, и за себя, и за них. Стоит температуре упасть на несколько градусов, как картина кардинально меняется в сторону бабочек и радуги. Приходит Захар ко мне в комнату, я еле лежу, за дни жара и "у жирафа пятнышки, пятнышки везде - на лбу, на ушах, на коленках, на локтях" мы с Андреем ужасно измотались, а он бодро заявляет:
-  Мама, давай устроим бардак!!!



Андрулик отчитывает Захара за то, что он копошится в грязи - то ли в красках, то ли в чем-то съедобном:
- Ты представляешь как ты испачкался? Что скажет мама если ты в такой пижаме ляжешь спать???
- Да! Спокойной ночи.



Разрисовал Зак руки фломастерами, благо за день до начала сыпи, начинаю через час вытирать художества салфетками:
- Ты что, ты же смываешь мой огонь! Я обиделся, у меня теперь нет летательной силы.
- Ну, он не полностью вытирается, так что сила есть.
- Есть, но очень слабая, эх!





За время наших больничных в ребенке не пострадало ни упрямство, ни твердость, ни аппетит:


- Папа, так нельзя!
- Прости, сыночек, я больше так не буду.
- Я надеюсь!!!


Грозно требую Захара что-то сделать и получаю в ответ - это невозможно! Вспоминаю "Опасные связи" Шодерло де Лакло и рефрен "это не в моей власти" и стараюсь не думать, а что же будет в 16 лет!  




С мягким укором:
- Сын, ты такой несобранный!

С недоумением:
- Ну я же не разваливаюсь на части!






Делаем вместе оладьи и кто-то лисьим голоском рассказывает:
Мама, разве ты не слышишь! Мой животик бурчит и говорит: Захар, скушай еще один оладушек! 



Между нашими болячками, когда я была уже допущена ЛОРом в мир, а Захар не был еще на карантине, мы все же успели побывать на утреннике в честь 8 марта и весны.


Вы все знаете, как я люблю такие мероприятия и заливаюсь там слезами, как махровая овуляшка. Вот что папе удалось снять сквозь мой смех и хлюпанье носом. Очень люблю пересматривать эти кадры и думать: как же все быстро! а также "эта девочка ему не очень подходит, рубашку вытащил как неряха, а поди ж ты, девицы за него все равно дерутся". Короче, не зря сегодня Андрулик сказал мне - в тебе уже живет свекровь!



Комментариев нет:

Отправить комментарий