19 ноября 2013 г.

Один наш день


Меня часто просили написать пост в духе «один мой день», но я точно не визуал, потому никогда не смогу методично фотографировать бытие мое, а вот в словах сегодня впервые захотелось. Сегодня не было ничего выдающегося, ну, разве что мне в очередной раз можно вручить Оскар за исполнение роли мамы, жены и домоправительницы, но, тем не менее, у меня поет солнечное сплетение, а значит надо записать, значит в рутине и бытовых хлопотах было что-то особенное, я отыскала.



Как обычно начинается мой день? Если мы идем в сад, то Захар просыпается и говорит: «мамочка, вставай, пойдем отсюда, папа спит, а мы слишком громкие!». Если это выходной, то сонное лицо упрется в мои волосы и скажет: «Мама, ты хорошая. Папа, ты хороший (целует) только колючий, ты как ежик, надо побрить». Сегодня было: Мамочка и виспался! Ну что ж! Можно вставать и идти куда захочется?

Обычно наш путь лежит на кухню, где я еле поднимаю веки, чтобы развидеть, где же кофе и молоко, а ребенок наслаждается творожком «добрыня», который у нас зовется только «папиным». Однажды я сказала: о, новый творожок появился, это тебе, а это - папин. Все, с тех пор ванильная масса получила именно такое название. Сейчас я пытаюсь играть в ЗОЖ, потому утром у нас на всех «овсянка, сэр». Видимо, я в последнее время увлеклась числительными, как главным аргументом в споре «почему мы не будем покупать очередную машинку, она стоит как половина до фига» и ребенок за завтраком повеселил: «эта кашка стоит 10 гривен, ею можно подавиться!». Это он еще цену на лобстеров не знает!!! На самом деле, сын в процессе закашлялся, но собрал в предложение два разных факта хорошо.


На выходных на наш поселок снизошло счастье в виде депутатов, и теперь неподалеку появилась детская площадка, раньше, чтобы добраться на ближайшую, нужно было сесть на трамвай и проехать пару остановок. А теперь мой ребенок может хоть смолой на прогулке измазаться — пять минут позора и мы дома. Сегодня мы впервые собрались обкатать новые карусельки с друзьями, и Захар был просто счастлив. Он раскатал меня на качеле (и как только хватило сил!) и пока я колыхалась в самом приятном в мире ритме, он рылся в песочнице, словно щенок. С собой дитя прихватило рюкзак, куда положило печенье и свои любимые игрушки. Каждый раз умираю со смеху, когда он достает своих любимцев какой-то еврейской сборки: машины ЭмИкус и ВасагУль, а еще самолет КакАпу. Назвал сам, как это родилось, по каким ассоциативным дорожкам пришло, я не знаю, но мне очень нравится.


На обед он смачно уплетал яичницу, он любит все, где есть яйца так же сильно, как и я, так что когда он отворачивался или отвлекался, я воровала кусочки из его тарелки. Жевать приходилось незаметно, потому ребенок присмотрелся ко мне и приказал: мама, не делай такое странное лицо! Делай веселое! Он еще часто спрашивает меня - почему ты вздыхаешь? А когда я объясняю причину, подумает и успокаивает - мама, это пройдет! И ведь это мудро для трехлетнего человека.


Перед сном мы обычно читаем, сегодня Захар нашел красочный альбом с его фотографиями (там задокументирован его первый год жизни), полистал и гордо заявил: мама, это же книга про меня! Теперь подумываю в очередной раз, как собрать из жж бумажную версию, хотя бы по тегу Захар. Когда он засыпает, то непременно должен держать меня за ухо, это неистребимо, никакие альтернативы не действуют, а уши у меня чувствительные, я уж даже не знаю, что хуже - «звонить» в соски или методично прощупывать мои мочки. К моменту, когда он уже готов отключиться, я обычно уже выдаю из ушей пар внутреннего негодования, а потом вдруг смотрю на сына, слушаю его дыхание, сползаю и прижимаюсь ближе и понимаю, что на самом деле никуда не хочу сейчас уходить. Что все те важные дела, что меня ждут, могут и еще подождать, потому что ему уже три, вот так незаметно, непонятно, как долго он еще будет прижимать меня за куртку в Ашане и смачно чмокать.



После сна Захар изволили лепить из глины, а это страшнее, чем пластилин или тесто, я сразу не учла. Ребенок честно спросил меня:
Мама, ты мне разрешаешь?
Да!
Ты уверена?

Потом, когда я увидела стол, белый как луна, да еще и с такими же кратерами засохшей глины, я поняла, что мой маленький сын весьма дальновидный. Хотя сегодня же вечером он пролил сок и тут же словами «что я натворил???» побежал за губкой у раковины, вытер и продолжил пускать пузыри соломинкой.

Как обычно, вечером у нас начинается ломка «кого бы позвать», «куда бы пойти», «чем бы еще заняться», и мы поехали в Ашан. Я люблю ездить с Захаром, прижимая его к себе на сидении автобуса, я успеваю обсудить с ним тысячу полезных и милых вещей, мы говорим бесконечно.
Перед выходом из дома Захарилка вспомнил, что не взял свой новый «насос-фонарик» (заряжается от накачивания, как-будто эспандер сжимаешь) заставил меня разуться, открыть снова дверь и найти свою прелесть. Я не пожалела уже в автобусе, да и весь автобус не пожалел. Говорит он громко: мамочка, я взял фонарик, чтобы отгонять от тебя драконов! Смотри, как я тебя защищаю — вон дракон (светит), кыш-кыш, уходи, дракон, мы тебя не боимся. Мамочка, ты в безопасности.

Где-то посреди дороги фонарик выскочил из рук и упал прямо на подножку у выхода. Начался драматический монолог: «Мама, упал, упал мой фонарик! Мамочка, что мне делать? Дядя! Дядя! Помоги мне пожалуйста, мой фонарик там, достань. Дяяяядя! Вот там, достань, дядь, помогииии!». За развитием событий следили все, дядя получил звание героя, потому что через минуту он-таки отыскал наше «светило» и отдал в трясущиеся ручонки. В ответ получил: дядя, спасибо тебе большое, ты помог мне, достал фонарик, спасибо!
Я и весь автобус утирали слезы умиления, мне удалось вырастить очень благодарного ребенка, а главное такого, что не растеряется попросить о помощи в любой ситуации. Мы с Захаром активно учим английские слова, он спрашивает меня наобум по дороге «а как будет это? а как называется то», мой уровень знаний средний, как будет бордюр, я не знаю, так вот моему сыну не стыдно приставать к прохожим и кричать «тетя, ты не знаешь как по-ангиски будет бордюр?».


В Ашане мы прошлись по отделам с фруктами, овощами и клетчаткой, правда ребенок еще на пороге завил: мамочка, я очень-очень люблю киндер и барни, можно мне или киндер, или барни? В итоге, дело закончилось растишкой, хотя раньше он ее не ел. Обычно я не даю ему набирать в телегу все, что душа попросит, потому что так я разорюсь, но сегодня он сказал так твердо и так по-взрослому: мама, я хочу это очень-очень. Я не буду потом отказываться, не буду! Можно? Что я могла сказать кроме — да?!
По дороге мы еще захватили три леденца на палочке, три только потому, что на развес и меньше не взвешивается, обычно я прячу два до лучших времен и они лежат у нас месяц. Сегодня же мы присели есть йогурт и пить чай, а Захар проявил свою сущность самым приятным образом. Он обошел весь кафетерий, нашел ровесников и вручил им конфеты, просто так, аж светился, когда бежал мне рассказывать, как зовут мальчика и девочку. Мне стало так тепло! Но все самое милое на этом не закончилось - мальчик минут через пять принес ему в ответ пачку сока с трубочкой и так мы еще раз повторили с сыном урок о том, что все что мы даем — к нам возвращается, потому так важно делать приятные вещи. И ведь он запоминает! И это работает!)

Дома на ужин мы жевали финики и сок, ждали папу с работы - он у нас до сих пор отвечает за банные процедуры сына. Сегодня был тот радостный день, когда нас хватило на полную ванну, а не душик-душик и баиньки. Андрулик только что рассказал, что когда Захар вытащил пробку, он сказал: пока водичка, спасибо, что ты меня помыла!

Сейчас будет время чтения книги «Я буду любить тебя всегда», потом попытка оттянуть сон требованием воды: Захар становится на подоконник, смотрит, как папа шагает на кухню и говорит вместе с ним (а папа непременно должен говорить!) «я иду, за водой». Потом традиционное «спасибо за кубок» (кружка с тачками без крышки действительно похожа на кубок) и «спокойной ночи, папочка, ты мой настоящий друг».
А теперь время моего уха!)
Таким был этот замечательный ноябрьский вторник.

Комментариев нет:

Отправить комментарий