17 сентября 2013 г.

Промежуточные новости

Сегодня мы забрали папу домой.

Швы сняты, можно заживлять рану и жить дальше. Пакет лекарств, которые необходимо принимать (некоторые пожизненно из-за протеза сосуда в бедре) похож на мешок Деда Мороза, но лишнего там точно ничего нет.

Я постоянно борюсь с жалостью к отцу. Он безумно похудел, после ампутации гемоглобин был 56 (сейчас не особо лучше, но над этим тоже работаем), некогда сильный мужчина, что мог таскать меня на руках, смотрит на меня только знакомыми глазами. Глаза - единственное, что осталось от моего прежнего папы, да и то, в них появилась какая-то и боль, и глубина. Он другой, но я безмерно уважаю его за стойкость, с которой он принял себя таким.

Многие люди в больнице жалеют себя, я жила там, я видела разные примеры. Папа жалел остальных. В его палате лежал Коля с отцом: Коле 35, у него трое детей, диабет, почти полная слепота, нет половины стопы и тело живет за счет гемодиализа. Они приехали из области, кормить их каждый день некому, да и не особо есть за что. Что делал мой папа? Отдавал все, что полагалось ему из больничного питания им, да еще и привезенное нами кроил. Я хочу чтобы мой сын вырос тоже таким же - умеющим сочувствовать.

Кода мы уходили из палаты, папа подошел к каждому и подал руку. Там все больны, но все уверенно могут ходить, и тем не менее, для него было важно подойти самому на костылях, застыть на одной ноге и протянуть руку с пожеланием скорейшей выписки.

Лившиц. Это самый лучший доктор из всех, кого я знаю. Он отложил все свои дела, чтобы непременно увидеть папу у выхода и пожать ему руку. Это был очень теплый и трогательный момент, у всех в глазах "были соринки". Сергей Геннадиевич просил прощение за то, что не смог сотворить чудо и в этот раз, пригласил папу через полгода на танцы с его первым протезом. Деньги он за свою работу не взял совсем, только за кровь, материалы и лекарства (мне есть с чем сравнить, дедушку в урологии не принимали на порог палаты, пока он не оплатит полную стоимость операции с приличным гонораром). Папа в очередной раз наделил всю ординаторскую медом и жена Лившица (анестезиолог Наталия Викторовна) взяла торжественное обещание с дорогого Ильича, что в новом сезоне он встанет на обе ноги и снова не оставит их без майского меда.

В миру нам уже пришлось столкнуться с идиотизмом, замаскированным под "все для людей". У нас нет машины, потому мы забирали папу на такси с просьбой "приехать к двери корпуса". Но мудрые власти не пускают на территорию больницы до вечера никакие машины, кроме автомобилей врачей. А если ты инвалид? Слепой? Приехал экстренно на такси сам? Нужно где-то ТАМ показать выписку\справку, доказать, что ты не можешь идти сам, тогда какая-то машина (не понятно, как долго ее ждать), доставит тебя всего лишь за черту шлагбаума. Что сказал мой гордый папа? Пойду сам! С его слабостью - это невероятное проявление силы. И ведь дошел!

Сейчас основная проблема боли, причем больше фантомные - очень страшная штука (ноги нет, но она болит как до операции и полностью ощущается в пространстве), с которой больные с ампутацией, порой, живут всю жизнь. Мы ищем разные способы, дома будет проще пробовать все, вплоть до зеркальной терапии.

Если меня спросить, "как ты?", я даже не смогу ответить. Мы шевелимся, узнаем, консультируемся и параллельно пытаемся вести хоть сколько-нибудь привычный образ жизни. 
Когда папа сидит за столом, ест булочку с молоком и шутит с Захарчиком "буду хорошо кушать - нога отрастет", мне кажется, что мы возвращаемся.

P.S спасибо тем, кто положил деньги на яндекс-кошелек и Гале еще раз за перевод. Папа тронут тем, что совершенно незнакомые ему люди, проявили участие, это важно для него и точно не суммой.

Комментариев нет:

Отправить комментарий