17 июня 2013 г.

То ли слова,то ли картинки

  Когда я думаю о том, что надо систематизировать наши фотоархивы, у меня делается давление и нервы. Это же все равно, что вычерпывать море детским ведерком, «щелк-щелк» никогда не прекращается и разбрызгивается по всем гаджетам, оседая там навечно. Но вот пересматриваю наши веселые картинки я крайне редко, наверное, самые милые, трогательные, печальные, уморительные эпизоды на самом деле так и не были сняты. Память очень точно хранит эти кадры, со звуками и запахами, может даже тактильными ощущениями - застывший момент, который никогда не выцветет, не потеряется, не испортится, ну, Альцгеймер не в счет.

У меня тысячи таких картинок, поделюсь тем, что всплыло спонтанно из разных временных отрезков. Мне бы очень хотелось, представить и прочувствовать ваши памятные фото! В моем журнале можно писать анонимно.




  Мне 6 лет, новогодний вечер. Инна дерет мои длинные волосы грубой расческой, чтобы получился пышный образ Аллы Пугачовой. Я чувствую себя неотразимой в черных колготках и мамином фиолетовом свитере с вырезом лодочкой - он как раз спадает мне на плечо и я, ну точно, «как взрослая». Я открываю занавес (тяжелые шторы на двери в зал) и наш праздничный концерт для родителей начался! «Две звезды, две светлых повести».


90-е точно год не помню. Наш очередной визит в Москву пришелся на открытие первого Макдональдса. Я стою в километровой очереди и даже не верится, что когда-нибудь эта «змея» доползет до врат заморского ресторана. Мы, наконец, входим, на подносе необычные упаковки, крышечки, трубочки, я пью неведомый доселе напиток, на языке вкус апельсина и кусочки льда. Я уношу с собой меню, как програмку из театра, и храню ее до сих пор.




Сережа, жених Инны, притащил ко дню ее рождения двухярусный торт, весь в розах и мармеладках. А мне лично купил арбуз размером с воздушный шар и шоколадные конфеты. Я ем на улице красную мякоть фрукта столовой ложкой, поглядываю на сладости, предвкушаю, сколько розочек можно будет стырить, когда эти хмельные озабоченные гости начнут танцевать медленные танцы и говорю сестре: «Слушай, выходи за Сережу замуж!».








2003 Я сижу в подсобке безумно умного, но безумно некрасивого и даже страшного преподавателя по русской литературе и пытаюсь сдать экзамен. Прыгаю через голову, потому что курс вел не он, но тот самый - отвратительный тип в простом человеческом смысле. Куча книг, пахнет бумагой, я ерзаю на стульчике и жутко нервничаю, поглядывая на редкие усики почтенного N:
- По коньячку, сударыня?
- Не откажусь! Простите, а есть чем скрасить?
- Сахарок?
- Премного благодарна!






Мне 24, я стою в юбке с бабочками возле эфирной студии Европы+ и рассматриваю доску объявлений. В сетке вещания мое имя впервые стоит рядом с остальными диджеями, это мой первый прямой эфир. Ладошки сухие, но из головы не выходит мысль «как я смогу выбежать пописать за время трехминутной песни?» и «где включается дурочка на случай тотального технического провала?». Надеваю знакомые наушники, они еще пахнут духами Лены Метелевой, и говорю - «Всем привет! С вами Ира Лесина». Потом было еще что-то про жизнь, которая похожа на горсть разноцветных карамелек - свою сущность не скрыть под псевдонимом.






2008 год, 22 августа. Мы с Андруликом стоим в кабинете работника ЗАГСа.  Спрашиваем, где нам побыстрее расписаться, потому что ранее поставили в анкете галочку "не торжественная роспись". Тетушка в смятении, ей так обидно, что у нас нет Свадьбы и гостей, и лимузина, она просит нас достать кольца и начинает говорить что-то приятное про "в этот замечательный день". Я смотрю на мужа и улыбаюсь, это все так похоже на безумное приключение и я рада, что в этот путь мы отправились только вдвоем.


30 лет. Я вырвалась из дома на два дня, чтобы навесить свою сестру в Киеве. Она очень серьезно сломала на отдыхе руку, я хотела хоть как–то о ней позаботиться. Я прощаюсь, выхожу из ее дома, идет мокрый снег, мне горько и немного холодно. Чтобы не заплакать, включаю плеер и вспоминаю номер автобуса и нужную станцию метро, смотрю на дома и машины. Затем засовываю замерзающую руку в карман и натыкаюсь на маленькую шоколадку, которую мне незаметно подложила моя заботливая сестра. Плачу. Загорается зеленый и я иду дальше, мне надо ехать домой.





2013, на днях. Валяюсь с Захаром в постели и схожу с ума от того, что он все еще не спит, а у нас с Андруликом на вечер были запланированы охота, пир и размножение. Пресекаю все саботирования режима, строга и неприступна. Вдруг Захар подползает и просит - "повелни головку, мама". Поворачиваю, целует меня и говорит "буду любить всегда!".


 Совсем без картинок не получится, приложу два снимка с пылу, с жару. Новая стрижка, новая я.





Комментариев нет:

Отправить комментарий