7 августа 2012 г.

Курортное

   Моя сестра - эльф 35 уровня, потому что через день после притока денежных средств, смогла достать нам билеты в Крым и вуаля - мы в Алупке. Кассы нынче как универмаги в лучшие времена дефицита - билетов на востребованные направления нет до сентября, но если заговорщически подмигивать "я от дяди", то именем этого дяди можно найти парочку купейных мест.
  Мы поселились в приятной гостинице с большим и уютным двориком, фактически филиалом никитского ботсада. Пишу под гранатовым кустиком, неподалеку шелестит бамбук, бегаю окунаться в бассейн, чтобы взбодрить мой разжиженый мозг и вспомнить все, что хотела зафиксировать в своих путевых заметках.
   Я знала, что первые дня три буду расплачиваться за то, что не поехала в Евпаторию. Одно дело тащить на пляж по серпантинам свое бренное тело, так на нас же еще дюжина вертлявого счастья и огромный чемодан развлекательного барахла. Андрей как-то решил то ли сжульничать, то ли расхрабриться - разглядел крутой спуск и стал уверять меня «ес я кен», это же короткая тропа к морю, но я сказала, что именно так выглядит дорога в ад. Парадокс, но каждый раз, поднимаясь по тысяче ступенек вверх, я думаю, что эти лесенки не иначе как в небо, а там на верху, у калитки, нас встретит сам Петр, а не Юрий Геннадиевич. В общем, пока Алупка меня безнадежно старит, вся надежда только на то, что запыхавшись как следует, я заполняюсь фитонцидами под завязку. Ради ливанских кедров, сосен и можжевельника стоит почувствовать себя пару дней старым бревном.
    Ребенок так обожает море, что меня можно подозревать не только в измене с ихтиандром, но и в групповушке с дельфином и русалкой. Его не пугают ни волны, ни ветер, Захар бодро плывет в нарукавниках или плещется на берегу, освоил даже дрейфование на спине. Притвориться медузами и потаять на солнце не выходит, он берет нас за руки, тужится поднять и тащит в пучину. Доказывает свою неординарность и любит полежать не на лежаке, а непосредственно под. Корабли его манят не меньше машин, пришлось даже везти своего птенца в ласточкино гнездо по морю. Не знаю, запомнит ли он что-нибудь из увиденного и комментарии передачи "родительское радио вещает", но мы все равно рассказываем без умолку. Когда знания и впечатления уже вылезают наружу капризонистостью, папа применяет прием «взболтать и покрутить». На причале в ожидании корабля "Константин Паустовский", они давали такой цирк над пропастью, что казалось, вот-вот и начнут давать деньги.
   А я наслаждаюсь тут представлениями у достопримечательностей любой степени важности. На что только люди не идут ради необычного кадра для одноклассников! Сидя в сторонке, с негламурно солеными волосами и в мокром сарафане или шортах, слушаю: «Живот не выпирает? Волосы как? Подожди, это еще не та поза. Что за болото? А, плавают какие-то мелкие рыбки - фотографируй!». И даже тут есть мученицы каблука и макияжа, они шагают по алупкинским холмам и обрывам, как раненные солдаты войны за идеальный образ. Как хорошо, что меня эта чума отпустила, чувствую себя абсолютно счастливой со своим гребешком, увлажняющим кремом и гигиенической помадой.
   Выгляжу как неискушенная школьница, да еще и в очередной раз открыла в себе ребенка: были в «Поляне сказок» под Ялтой, прыгала от радости больше Захара. Когда домик Яги неожиданно повернулся к нам передом и из него вышла косматая бабця, я чуть ли не верещала. Обидно, но злодейка приставала только к детям, а мне так хотелось поразгадывать загадки и услышать, что меня тоже можно съесть на ужин, я ведь вполне аппетитно подрумянилась под южным солнцем. Приятно прогулялась вдоль некоторых кривых зеркал, но поняла что стройной жирафой мне быть только в мечтах и сказках. Зато теперь у меня есть необычный портрет: задорная бабуля из сувенирной лавки поколдовала пару минут ножницами и вырезала мой профиль, чуть польстила всякими завитушками и теперь я, считай, принцесса. У меня даже веер есть и ребенок, сфотографированный в дворянской шляпе с перьями, а еще каждый день я тут кормлю Графа. И плевать, что это далматинец.

Комментариев нет:

Отправить комментарий