12 августа 2011 г.

Назад в будущее

  Не писала, потому что стало очевидно – я достигла своего придела мультифункциональности, на внешний мир сил просто не было. Приезжал папа, чтобы помочь нам с отделкой дома, и я почувствовала, будто я в детском лагере и за повара, и воспитателя, и уборщицу и даже сторожа. Когда на пару дней присоединился дед #2, готовить на троих с половиной мужчин стало еще труднее: кастрюля фаршированного перца, блинчиков с мясом, котлеток, борщей, супов, пирожков да пирогов - с этими подвигами с меня семь потов сошло, будто на мне куртка замшевая, три.
  Но я оптимист, в *опе всегда увижу выход. Прелесть дедовых гостин была в том, что мой папа привык вставать с зорькой, чтобы вывести Маньку на пастбище, а значит и у него, и у Захара на сегодня биоритмы совпадают. Поэтому в 5:30 наш голосистый соловей торжественно вручался деду с пачкой утеплительной одежи и приносился мне под бочок уже сопящим ангельским младенцем. Что они там полтора часа делали, как развлекались - вообще не знаю, но я верю, что это чрезвычайно полезно -  свежий воздух, связь поколений, выспавшаяся мама и счастливый папа. У деда есть недостатки, к примеру, многие бы уже ощетинились на замечания, которые нас критикуют и "подрывают авторитет", но я вижу за этим только горячее желание повысить ЧСВ. Ну хочется чтобы было "семь бед - один дед", ну и пусть, в конце-концов они не могут часто видеться, пусть дед будет как Бэтмен.  Тем более, что от авитаминоза он нас точно спас - привез яблоки наливные, дыньки-арбузы пахучие, помидоры спелые, молочко парное, творожок сладкий, медок липкий.  Ну а еще столько мяса, что Захар на месяц обеспечен крольчатиной, а мы свинятиной - будем завтра вепрево колено вертеть.
    Было так интересно наблюдать за своим отцом: никакой машины времени не надо, я сразу вспомнила, каким он был со мной. Кажется, что рядом с внуком дед ни часов не наблюдает, ни возраста. А еще он возвращается в то время, когда способен был удивляться мелочам - его так радуют любые глупые навыки Захарки, что он готов хлопать в ладоши, будто наблюдает чудо. Точь в точь как я, когда вижу, что сын уже умеет пить из поильника с трубочкой, но не хочет, пускать пузыри вовнутрь всяко интереснее.
    Глядя на папу, я вспоминаю, какое же все-таки у меня было счастливое детство! Что мои родители дали мне все, что могли, что они так же многого
боялись (дед храбрится, но кормить внука из ложечки отказывался, хотя раньше бутылку грел и давал на ура). В папиной осторожности, тщательно замаскированной трепетности, я вижу 35-летнего мужчину, который трясущимися руками пытается заплести косичку мне на экзамен в музыкальную школу. Так и пошла тогда с хвостиком "в петухах".  И шутит он с ним так же, хорошо, что пока неформатные стишки не рассказывает или песни вроде "ты в навозе стоишь гоп-стоп-дубай, юбка с разрезом". Они создают свой отдельный, особый мир, и я рада видеть, что теперь выражать свои нежные чувства папе намного проще, он стал очень сентиментальным. 
  Когда я наблюдаю, как милует и балует Захара Андрулик, как он не засыпает, пока не возьмет меня и сына за руку и не поцелует, как открыт он в своей отцовской любви, мне тепло, от того, что наш старт уже другой, а значит каких-то препятствий мы вообще не увидим, к каким-то целям придем быстрее и увереннее. Хочется так думать, я же оптимист. 


Под катом любимый родитель со старшей сестрой

Комментариев нет:

Отправить комментарий