14 февраля 2011 г.

Лейла, Зульфия, Гюльчатай, за мной, барышни!

p { margin-bottom: 0.08in; }   Я охотно верю в историю про Ньютона и яблоко, потому что если мне самой что-то стукнет в голову, из этого всегда выходит нечто полезное.
  Укачивала сына, перебирая музыку в компьютере, и наткнулась на арабские залежи. За две минуты решила, что пора бы мне вернуться в стройные ряды не обязательно стройных танцовщиц. Набрала номер преподавателя и на следующий день уже бойко топтала ковровое покрытие зала - назвать это танцами пока трудно.

    Два года назад я регулярно ходила в клуб трясти животиком и вертеть бедрами, а потом увлечение восточным незаметно свелось к поглощению пахвалы и турецких мандаринов. А вот услышала знакомое "хабиби", "нари-нари" и "шик-шак шок!" и смертельно захотелось позвенеть монетами.
Когда я вошла в зал в старой тренировочной экипировке, руководитель и вдохновитель группы Елена Жагло сказала, что сразу видно - кормящая грудь мать. Во время разминки тоже звучала фраза: "Ира, это упражнение не делай, грудь меж коленками застрянет". Но я старательно выполняла все трюки, несмотря на недавние странности в спине. Счастье мое длилось недолго, разве что во время разминки, где движения знакомые и собраны в небольшие связки. Когда пришла очередь уже разученных танцев, я превратилась в девочку в заднем ряду, что бьется в эпилептическом припадке, потому что старается повторять увиденное, но успевает только на отдельные па. Они уже в лес, а я только по дрова - у группы уже движение называемое в народе "козюлькой", а я все еще двойным шагом топаю. На репетиции танца под османские барабаны я не выдержала и включила режим импровизации. Даже реквизитом повертела - в зале завалялась чья-та трость и шарф - тряхнула, чем пришлось.
    Отметила для себя, что состав женщин в группах по белли-дансу неизменен. Всегда есть парочка двойняшек - это подружки, у которых одинаковые костюмы, сходный макияж и даже цвет волос. Я думала такая мимикрия остается в чудесных школьных годах, но у некоторых, видимо, существенно затягивается. Есть несколько скромных, довольно зажатых домохозяек, мечтающих наматывать круги не по дому, а грудью и бедрами и желательно на сцене местного ДК. В состав входит также какая-нибудь бойкая мужеподобная пышечка, которой новые движения нужно повторять индивидуально, иначе "я не пОняла, шо вы тут завернули!". Один из самых привлекательных персонажей - кудесница в костюме дивной красоты, посещающая занятия не более двух раз в месяц. На кой ей вся эта дорогущая экипировка не понятно, может как алиби на случай вопросов "где ты шлялась, Дездемона?". Но моего пристального внимания всегда заслуживает цыпочка, пережаренная то ли под турецким солнцем, то ли в солярии, до цвета горького шоколада. У нее черные кудри, непременно красно-морковная помада и золотой лифчик. А еще у нее звенит не пояс, а драгоценности, растыканные по телу, щедро, как изюм в домашнем рогалике. Не женщина, а квинтэссенция сексуальности по-нашему
.

Не думайте, что я других придирчиво классифицирую, а сама в белом. Не-е-ет, я собирательный экземпляр в блестяво-фиолетовом! Надо будет новую форму пошить, но пока вот вам, фотодоказательство.