10 июня 2010 г.

mon pere



Вернулась из деревни - за папой приходилось записывать нетленное. Токсикоз отступил, а слезы проступали от смеха. Моя короткая память осилила несколько диалогов:

- Папа, какой красивый у вас бычок! Морда такая милая.
- Да, на хозяина похож!


Входит мама и расстроенно констатирует:

- Саша, сдох утенок! Сердобольную маму всегда расстраивает утрата любой живности, поэтому вид у нее крайне печальный.
- Вера, а какое сегодня число?
- Не знаю, третье или четвертое.
- Не переживай, значит 11 или 12 торжественно отметим ему девять дней.


Иду собирать урожай клубники в палисаднике, и чтобы не привлекать внимание пчел из наших ульев надеваю белый халат.
Папа:
- Ириша, надень брыль на голову (защитную шляпу в сеточку)
- Чтобы пчелы лицо не покусали?
- Не-е-е, чтобы меньше жевала, больше собирала!


Зная, что я из породы спящих красавиц, назло щекочет мне пятки утром и приговаривает:
- Дочь, ну учу тебя, учу, тому, кто рано встает — бог подает.
- Так ты и вставай! Бог тебе подаст, а раз он завещал делиться, ты мне и отмеришь не меньше десятины.

 

Поведала папе, что хочу проколоть уши, но мои губы же сразу раскатаются на гвоздики с бриллиантиками. А в ожидании аиста — это какая-то эгоистичная трата, которую неведомо куда и выгуливать. Он зашевелился, пошел шуршать в шкафах, прикрикивая «сейчас, сейчас подсоблю в беде!». Через минуту протягивает мне две ушные бирки для коровы и говорит: «Вот тебе именные сережки, номер я тебе зарисую и напишу «Ирина - пастушок». Желтенькие красивые, ни у кого таких нет!», - дизайнер.