19 декабря 2009 г.

тётушка

  Одна из моих теток — создание уникальное. Раньше я звала ее эксцентричной, прикрывая этим словом как раз то определение, которое им обычно маскируют. А сейчас уже свыклась и стараюсь ее буйного нрава не стыдиться, даже когда она в состоянии «понеслась душа в рай, а ноги в милицию». Недавно мне пришлось провести с ней несколько дней и я пожалела, что у меня нет навыков стенографистки. Перлы из нее так и прут, правда иногда больно стреляют промеж глаз.  
Лариса Васильевна в том возрасте, когда некоторые женщины позволяют себе забыть про свою половую принадлежность и не крутят кудри. Я люблю смотреть на ее лицо - оно покрыто морщинами, словно карта рек, большая их часть пересохла давно, оставив глубокие рвы. Зато все еще сияют, как два океана, ее голубые глаза. Смотрит она на меня и говорит: «Я уже такая старая! Больна и телом, и умом. Только и осталось заниматься в жизни, что то сном, то голодом».    
Эта родительница огромной семьи щедро дает своим детям и внукам все, что есть в ее карманах, хотя в них чаще свистит ветер. Может они и дырявятся оттого, что каждый норовит в них залезть. Но она никогда не унывает и не спрашивает куда делись ее взносы. Я поинтересовалась, чем занимается ее младший сын, а тетка подняла свои четко очерченные брови и выдала: «А думаешь я знаю? Хотя знаю — блядством занимается, у него всегда это получалось лучше всего». Ее предельная честность иногда сшибает людей с ног, хорошо что я уже к ней привыкла. Когда Лариса Васильевна устроила мне смотрины после долгой разлуки, она тоже не сдержалась: «Ты, Ирка, у нас почему-то молоденькая, хоть тебе почти 30. Правду говорят — маленькая сучка до старости щенок!». Я могла бы обидеться, но решила возгордиться — мне ведь как породистой можно будет в старости медаль дать, «за молодость».

 

2 комментария: