4 сентября 2009 г.

житие мое, работа



    Моим близким пришлось столкнуться с процедурой наследования, и стало очевидно, что это процесс (независимо от ценности имущества) неприятный. У меня подобный опыт касается работы и он тоже оказался печальным. Когда стало понятно, что наша радиостанция прекратит вещание, директор выставил на продажу/раздаривание нашу мебель, технику — в общем, «налетай не скупись, покупай живопись». Некоторые подошли к вопросу сверхпрактично и чуть ли не выдергивали теплые стулья из под попы коллег и мониторы с глаз долой. Но в целом всем было удобно за символическую плату получить что-нибудь нужное в хозяйстве. Мой запрос оказался самым забавным — я потребовала елку, которая раньше красовалась в студии на новогодних гуляньях. К украшениям у нас всегда походили ответственно: имелись чудные игрушки, гирлянды, елочные композиции для каждой комнаты. Студии уделяли особое внимание - мигание здешних фонариков было видно издалека — окна выходили на оживленный проспект и привлекали взгляды прохожих. Наверное, это праздничное ощущение я и хотела унести с собой.
     Позвонили мне в середине августа и попросили забрать имущество, согласно акту. Так что сани я, как и рекомендует мудрость, готовила летом. Думала, вдоволь посмеюсь на собой, пока буду перевозить елку с меня ростом в маршрутке (на такси безработным положено экономить). Но когда я увидела наши бывшие помещения, стало нестерпимо грустно. Все как после боя — пусто, бездушно и незнакомо. Я почувствовала себя Гринчем, похищающим у оставшихся коллег символ праздника. Хотя вряд ли им доведется его отметить на старом месте. Утешаю себя тем, что каждый новый год буду спасать дерево, наряжая искусственную елку с неподдельными праздничными воспоминаниями.