16 августа 2009 г.

житие мое

Не люблю подслушивать чужие разговоры, особенно в транспорте, но иногда они напоминают мне о тех вещах, которые хотелось бы пережить и прочувствовать заново. Недавно одна девчушка в автобусе позвонила 15-ти (да, я из любопытства статистика подсчитала) разным людям, чтобы сказать одну фразу:  "Привет! Я поступила на бюджет"(последнее слово подчеркивалось с особой гордостью). Интересно, что после этой новости она не стремилась продолжить беседу. Цель была, видимо, разнести весть по миру, как семена амброзии, с таким же сопле- и слезоточивым эффектом. Очевидно, что обзванивались не друзья, а те, кого надо было этим задеть и впечатлить. Так вот, десять лет назад таких звонков я боялась, как огня. 
Отличнице, не красавице, но симпатяжке и в меру спортсменке было бы нечем похвастаться. Экзамены в ВУЗ я не провалила, но из "равнобальных" конкуренток выбрали не меня. К такому аутсайдерству я была не готова, тем более, когда даже Дима по прозвищу "Донкий Хот" (его собственный огрех в сочинении) поступил в университет. С таким же нелепым названием, как и Димино прозвище, но он-то был студентом, а я нет. Эта неудача обратилась таким же потоком слез, как и ливни у Г.Г.Маркеса - "четыре года,одиннадцать месяцев и два дня". Вру, конечно, но недельку-другую я точно могла орошать газон. Тогда я и слышать не хотела про "что не происходит, то к лучшему", и прелести этого чистилища в преддверии студенческой жизни оценила не сразу. И главным открытием был мой папа - он стал мне хорошим другом. Тогда еще не было мобильных телефонов, родители были далеко от дома, но папа написал мне письмо. Ничего душевнее я в жизни не читала. Он писал сбивчиво, было видно, как он переживает, но его наивность, сменявшаяся гневом на "наше государство, его демократию и гласность", так меня рассмешила, что плакать я просто не могла. Заканчивался этот опус как у первоклашки: "На этом пока все. Мама сломала мои вторые очки, а в этих я ничего не вижу, поэтому заканчиваю писать". В целом мой подслеповатый отец две страницы текста  настрочил, для него это было подвигом. В то время я перечитывала эти тетрадные страницы каждый раз, когда казалось, что в жизни мне нечем хвастаться, нечего ответить на очередной вопрос "а куда ты поступила". Я знала,что после подростковых бунтов за автономию, она у меня появилась, но в составе замечательной семьи и во главе с уникальным папой. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий